i Арт-группа "Квадрат"
Поезд набирает скорость

Поезд набирает скорость

Март 3, 2013 

В качестве отчёта – статья Виталия Черникова. Газета «Коммуна» № 33 (26055), 12.03.2013г.
Фото: Татьяна Батехина.

В книжном клубе «Петровский» продолжается серия творческих вечеров известных российских поэтов. На этот раз в Воронеж приехал Станислав Львовский. Когда-то один из основателей объединения «Вавилон», впоследствии он заявил о себе не только как поэт, но и как переводчик Чарльза Буковски и Леонарда Коэна. Известен Львовский и в роли публициста, шеф-редактора сайта о культуре и политике Colta.ru.

Вечер, организованный при участии арт-группы «Квадрат», поэт поделил на две части. В первой Львовский взволнованно, словно дебютант, читал стихи опубликованные, во второй – совсем новые, которые войдут в сборник «Солнце животных».

Структура его текстов чем-то похожа на джазовую. Это, конечно, не корневой американский джаз, а некое странное его ответвление, камерное, почти лишённое внешнего драйва. Представьте себе джаз, придуманный рефлексирующими очкариками. Вместо реки звуков, вдохновлённых иногда до боли знакомым дурацким хитом, у Львовского – река слов или, быть может, поезд (судя по мелькающим в стихах именам городов и стран), в котором уже который год движется куда-то его создатель, впитывая залетевшие в окно и перемешавшиеся друг с другом осколки чужих фраз (иногда на других языках, не всегда знакомых читателю), текстов, песен.

Случается, в оконное стекло стучатся не слова, а капли дождя или солнечные лучи:

поезд набирает скорость, в окне, за лесопосадками разгорается солнце, – такой невечерний, осенний свет.

мы разворачиваем курицу, открываем вторую пол-литру – и тут понимаем, что Гдов позади, смерти нет.

Здесь Егор Летов машет рукой Осипу Мандельштаму, а застольная обречённо деформируется в верлибр, и теперь её уже ни за что не споёшь.

где вы, трое железных щенков из скрипучих ворот городской дискотеки?

чтобы малые дети зверей и людей не пошли по рукам мясоедов,

подрастает в кожаных ризах юное племя клиентов дорогой ипотеки, – племя дудочников со Пскова и Гдова, гематологов, почвоведов.

Одно из прозвучавших в «Петровском» стихотворений не родилось бы, не наткнись поэт на «Ю-тубе» на песню «Новая волна» девичьего дуэта «Лемондэй»; другое стало результатом чтения сборника документов Бунда – действовавшей в России с конца XIX века еврейской социалистической партии. «Когда б вы знали, из какого сора…».

Есть у него цикл, в котором и вовсе препарируются застольные песни сталинской эпохи – но вместо «На поле танки грохотали» или «Летят перелётные птицы» вполне могло и что-нибудь античное оказаться, Львовский, полагаю, и в государственном гимне нашёл бы повод для метафизической медитации.

Даже лёгкого стёба поэт при этом умело избегает. Он равно серьёзен и когда вспоминает стихи «Я убит подо Ржевом», и когда достаёт из глубин памяти рассеянного с улицы Бассейной. Хотя, услышав от него, что смерти нет, слушатели чувствуют в этих словах сарказм и понимающе переглядываются.


Комментарии

Комментирование запрещено.