i Арт-группа "Квадрат"
У них есть печеньки

У них есть печеньки

Леонид Диденко

Январь 31, 2012 

Фестиваль «Шурф-2012. Зима. Жара» показал, что в современном роке интересно только то, что роком не является. К сожалению, в Воронеже и Черноземье организаторы не нашли музыкальных команд, выходящих за пределы стереотипа «ударные, соло и бас, и, конечно, «Ионика». К счастью, московские друзья фестиваля оказали нам гуманитарную помощь и привезли сибирский европейский коллектив настоящей современной рок-музыки: с глубокими корнями и актуальным звучанием.

Любое фестивальное действие нетрудно осмеять и обругать. По неотменимому никем, даже Сталиным, закону Старджона, «девяносто процентов чего угодно – полная ерунда». Соответственно, из примерно десяти групп зимнего «Шурфа», большую часть можно смело бить ногами. По-настоящему хороша была только одна банда, и только ради нее стоило затевать весь остальной фестиваль.

Об остальных можно сказать разве что по два слова. Группа «Токай» играет десять лет, и если она до сих пор не вызвала достаточного интереса публики, то, наверное, уже никого и не заинтересует. В команде из Белгорода хорошо только одно – бюст вокалистки, размер примерно четвертый, наверное, именно он мешает ей петь, места для воздуха в легких остается совсем мало. Группа из Железногорска – послушаешь ее пять минут и понимаешь, что парни приехали из края суровых курских рудокопов-аномальщиков, они – дети тех самых гномиков, которые, по выражению кандидата в президенты Михаила Прохорова, «еще накопают». Пусть и дальше копают, но, желательно, не в Воронеже. И так далее. Относительно светлым пятном на общем хард-роковом поле стал цыганский бэнд с плохо запоминаемым названием. Он, хоть и являет собой псевдо-Сукачева, читающего рэп на фоне псевдо-«Фанфары Чиокарли» (которые делали саунд к фильмам Эмира Кустурицы), но имеет шансы обрести собственное лицо и звучание. Но в целом можно констатировать, что молодой рок в Воронеже и Черноземье в этом году не уродился.

Но, если честно, провинциальные фестивали делаются и не ради открытий. А просто потому что это весело. «Шурф» придумали восемь лет назад музыканты из не слишком хорошей, но очень активной в свое время воронежской группы «Крылатые сандалии». Покинув возраст юношеских надежд, они, тем не менее, сохранили любовь к музыке и рок-н-ролльному образу жизни. И, судя по довольно большой аудитории на «Шурфе», у них немало молодых единомышленников. Несколько сот молодых людей, одетых с подчеркнутой небрежностью, кипятили и колбасились вокруг сцены, но у большинства на лбу большими буквами было написано «университет». Собственно, рок-музыка в России всегда была одной из интеллигентских субкультур и осталась такой до сих пор. Лично мне, любителю такой музыки, с уже довольно давним стажем, было приятно видеть такую молодежь. Хотя мой коллега и примерно ровесник всю концертную программу бурчал: «Разве это рок? Вот двадцать лет назад был рок!». Наверное, было бы жестоко указать ему, что другим тогда был он сам, а музыка с тех пор, к сожалению, изменилась мало.

Тем не менее, открытие на «Шурфе» произошло. В середине конкурсной программы, когда, как говориться, ничего не предвещало, на сцену вышла маленькая девушка в чем-то черном и облегающем, и в длинной меховой безрукавке. Не обращая внимания на публику, она прошлась вдоль сцены, потом сделала упор на возвышение для барабанной установки и сделала несколько отжиманий. Потом, так же не глядя в зал, отвинтила микрофон от стойки, мурлыкнула в него и удалилась в глубину сцены. Следующие сорок минут мы все провели на темной стороне силы. Томский Jack Wood заслужил все ругательства в адрес рок-музыки, высказанные за последние полвека во всем мире: агрессивность, чрезмерная сексуальность и т.д., вплоть до сатанизма. Более деструктивного шоу я, наверное, не видел никогда. Вот только никто не сможет назвать его неумелым или бездарным.

Сильный женский вокал, песни-заговоры на английском, жесткая лаконичная музыка (ударные и гитара), чрезвычайно убедительное шоу. Позже солистка Саша Клокова пересказала общее содержание своих композиций: «дьявол и младенец ходят по городу в поисках живых сердец, но ничего не находят, потому что сердец уже совсем не осталось». Относительно стиля,  нет согласия даже между самих музыкантов. Некоторые полагают, что Jack Wood склонен к блюзу, но с этим не согласна сама Саша: «Блюз – это когда шестидесятилетний дед стонет о своей неудавшейся жизни». Хотя, несомненно, в этом жанре она тоже была бы весьма хороша. Видно, что музыка группы растет от корней классического рока, «The Doors» и «Led Zeppelin», однако ушла от них достаточно далеко. По еще одной версии томские самородки смогут «свернуть в рулон Игги Попа».

Но, как бы там ни было, оригинальность Jack Wood заключается прежде всего в личности солистки. Саша, по ее словам, работает на сцене с ползункового возраста, с детских музыкальных и театральных коллективов. Ей случалось выступать и в Кремлевском зале, и на корпоративах ЮКОСа. «Не пытайтесь совать своих детей на сцену, – теперь советует певица, – потом вы, скорей всего, будете с ними драться, но будет уже поздно». Похоже, она знает, о чем говорит. По слухам, сейчас Клокова живет в сквоте.

Шоу Саши – это женский вариант «Бойцовского клуба». И, надо сказать, она умеет выглядеть на сцене непристойно. После торжества современного искусства, Оззи Осборна и Мерлина Мэнсона, шокировать публику непросто, но Саше достаточно положить руку на бедро, чтобы сексуальное напряжение дошло до критических пределов. Три голых «Виагры» не создали бы и десятой доли. Ее сценический образ – Лизбет Саландер, девушка с татуировкой дракона: субтильная, мрачнее любого гота, замкнутая, но с ядерным реактором внутри. Ее судороги, падения, завязывание себя узлами не выглядят работой на публику. Значительную часть времени она проводит спиной к аудитории, опять же, весьма непристойно поводя выступающими лопатками. Отказывается общаться с залом: может уйти за колонки и петь оттуда. Пожалуй, большинство ярких произведений нашего времени посвящены социопатам, но пенять на создателей зеркал, наверное, не стоит.

Jack Wood привез в Воронеж московский журналист и продюсер Александр Кушнир, известный контркультуршик и автор нескольких книг о российской рок-музыке. Человек, до сих пор убежденный, что рок-фестивали имеют смысл, организатор существующей уже два десятилетия площадки «Индюшата». По словам Александра, за год он прослушивает до 400 новых групп, в надежде отыскать жемчужное зерно. И довольно часто ему это удается. Он рассказал несколько историй относительного успеха. Например, про оригинальную автора и певицу из Ижевска, которая записывала песни на фотоаппарат, а благодаря усилиям «Кушнир продакшн» стала выступать по всему миру. Подобных примеров Кушнир может привести немало. Насколько можно судить, никто из его протеже не стал богатым и знаменитым, но многие смогли приобрести аудиторию, записаться, пожить и поработать в другом, не провинциальном контексте. На прошедшем «Шурфе», Кушнир, похоже, не нашел достойной добычи. Однако слушать воронежские группы не перестанет.

Фотография Игоря Филонова.


Комментарии

Комментирование запрещено.