i Арт-группа "Квадрат"
Пенный концерт для саксофониста с жонглером

Пенный концерт для саксофониста с жонглером

Январь 8, 2012 

В качестве отчета – статья Татьяны Юриной с портала Parere.ru.

«Пена воздуха» – так назывался проект французского творческого объединения «Les Apostrophés», показанный 24 ноября на сцене воронежского ТЮЗа. «Спектакль смешанного жанра», как обозначили его организаторы, впервые был показан европейской публике в 2008 году, а в Воронеж попал в рамках российского турне, организованного при поддержке Посольства Франции и российского Французского института.

«Пена воздуха» не является спектаклем в строгом понимании. Показанное действо было скорее музыкально-цирковым перфомансом с элементами театра. Сами исполнители, жонглер Мартен Швицке (арт-директор проекта) и саксофонист Пьер Диаз, утверждают, что «Пена воздуха» – это живой диалог двух художников в режиме импровизации. Один говорит на языке пластики и танца, ловко и легко жонглируя шарами. Речь второго – звуки саксофона. Смешение этих языков рождает медитативный, гипнотический спектакль, близкий к традициям уличного театра.

Участники творческого объединения «Les Apostrophés» Мартено Швицке и Пьер Диаз рассказали, как родился замысел «Пены дней» и что такое французский театр жонглеров сейчас.

Мартен Швицке: Идея спектакля принадлежит человеку, который раньше тоже работал с нами, его зовут Мишель Висмут. Он приглашал артистов разного жанра – жонглеров, музыкантов, танцоров – и делал спектакли в смешанном жанре, в которых было очень много импровизации. Смысл в том, чтобы эмоционально втянуть зрителя в действо, которое происходит на сцене «здесь и сейчас», заставить сопереживать отношениям, которые развиваются на сцене в режиме живого времени. Мы с Пьером решили сохранить эту форму, включающую музыку, движение и импровизацию. Это представление адресовано той публике, которая внимательна, открыта и готова взаимодействовать. Но, по большому счету, к «Пене воздуха» не стоит относиться как к чисто театральному или музыкальному спектаклю.

Воздух – это ваш любимый элемент?

Пьер Диаз: Да, ведь я работаю с музыкальными духовыми инструментами и воздух для меня есть источник творчества.

Мартен Швицке: Да и для меня тоже. Мои шарики «оживают» только в воздухе. Во французском языке есть выражения, связывающие музыку и воздух. Например, в адрес людей, которые живут с музыкой внутри и постоянно что-то мурлычут, говорят «поет музыку воздуха» – так дословно можно перевести эту фразу.

Уличные театры и театры жонглеров – это то, с чего начиналась история театра. Что такое современный театр жонглеров, как он развивается и взаимодействует с другими видами искусства?

Мартен Швицке: Искусство жонглирования как таковое выделилось в отдельное направление лет пятнадцать назад. Оно существует немного обособленно, но при этом пытается взаимодействовать с театром, музыкой, акробатикой.

Вообще, государство в последние двадцать лет очень много сделало для развития театра и циркового искусства. Благодаря этому произошла большая культурная эволюция в обществе. Цирк существенно изменился за последние годы, и Франция сейчас стала своего рода плавильным котлом этого искусства. Яркий пример тому – цирк «Дю Солей», который объединяет разные жанры и в котором представления строятся по принципу театральных спектаклей. С ним работают известные режиссеры, артисты, которые никакого отношения раньше к цирку не имели. «Дю Солей» – это яркий пример современного циркового искусства. Классические же шапито никуда не делись и также колесят из города в город. Но теперь это разные вида искусства.

Вопрос Пьеру. Что за музыку Вы используете в спектакле: собственную или других авторов? И какова доля импровизации?

Пьер Диаз: Безусловно, есть элемент импровизации – ведь частично наше представление на ней и построено и поэтому каждый наш спектакль немножко отличается от предыдущего. Смысл действия в том, чтобы взаимодействие двух персонажей, жонглера и музыканта, рождалось прямо на сцене. Что касается самого жанра, то я бы не стал давать определения – тут есть элементы джаза и фрагменты из произведений Баха.

Концерт в Воронеже – уже четвертый в рамках российского турне. Как воспринимает «Пену дней» наша публика?

Пьер Диаз: Три вещи нас несказанно удивили и порадовали. Первое – я заметил, что на каждом из четырех концертов было очень много детей. Второе – меня, как музыканта, не могло не тронуть то, что публика очень внимательно слушает именно музыку. И, наконец, третье. Зрители удивительно чутко относятся к диалогу артистов, рождающемуся на сцене, отслеживают все нюансы и очень точно реагируют и подыгрывают. А это как раз то, что мы и хотели добиться.

Фотографии Дины Бариновой и Андрея Золотарева


Комментарии

Комментирование запрещено.