i Арт-группа "Квадрат"
Прогулки с саксофоном

Прогулки с саксофоном

Леонид Диденко

Март 25, 2011 

На прошлой неделе в «Виниле» состоялась «Весенняя сессия Джазовой провинции», ставшая бенефисом саксофониста Лембита Саарсалу. Горячий эстонский дедушка при помощи российских музыкантов показал воронежским слушателям и гарлемские взрывные эмоции, и европейскую тщательность исполнения.

– В Воронеже есть фестивальный джаз, есть концертный джаз, теперь пришла пора привыкать и к клубному джазу, – с этих слов начал концерт Леонид Винцкевич, основатель фестиваля «Джазовая провинция». Винцкевич – клавишный виртуоз и очень темпераментный музыкант, весь вечер, очевидно, сдерживал себя, давая высказаться старому другу и коллеге – саксофонисту Лембиту Саарсалу.

Дуэту Винцкевич-Саарсалу больше четверти века. Они выступали на джазовых фестивалях в Эстонии, России, США, Германии, Швеции. На американском джазовом фестивале Лайонела Хэмптона, по мнению музыкальных критиков, они были лучшим дуэтом из Европы. Тогда легендарный Лайонел Хэмптон подарил Лембиту саксофон, на котором тот играет до сих пор, а Леониду Винцкевичу – синтезатор. Саарсалу и Винцкевич играли вместе с такими легендарными музыкантами как Элвин Джонс, Бенни Голсон, Джо Ловано.

Лембит, который, как и Леонид Винцкевич, провел на сцене около сорока лет, вне ее – довольно невзрачный пожилой мужчина с сильным эстонским акцентом и, пожалуй, специфическим прибалтийским шармом. Но на сцене Саарсалу – прямая противоположность стереотипному эстонцу. У него африканский джазовый темперамент и виртуозная техника игры, подразумевающая и невероятную быстроту движений, и изобретательность в обращении с инструментом. Знатоки жанра говорят, что он придерживается «старой тенорной школы», зародившейся в Америке в тридцатые годы прошлого века. «Негритянский темперамент в сочетании с европейской культурой исполнения», – так характеризовал мне игру Саарсалу один из лучших местных джазменов. В ходе концерта я убедился, как верны обе части формулы. Эх, как был бы хорош наш мир, если бы так же гармонично умел сочетать первое со вторым…

– Двадцать лет назад мы с Лембитом впервые выступали в Нью-Йорке, в одном из джаз-клубов, и в перерыве к нам подошел как это сейчас принято говорить, афроамериканец и спросил: «Зачем вы здесь играете?» У меня просто руки опустились, я подумал – «зачем мы сюда приехали? Чем и кого мы хотим удивить?», но он продолжил: «Вам нужно играть в Гарлеме». Для афроамериканца – это лучшая похвала, – рассказал Леонид Винцкевич.

– Да ладно, – отозвался Лембит, – не все они такие. Я как-то был на гастролях в Африке, в Судане, у нас был джем с местными музыкантами. Я, будучи уверен, что все чернокожие музыканты умеют играть блюз, так и сказал – друзья, играем блюз, с такой-то ноты. И следующие восемь минут гитарист именно эту ноту и играл.

Клубный формат предполагает определенную сдержанность, и было видно, что музыкантам она дается непросто. Как, скажем, Брюсу Ли бесконтактный бой. Мастер просто обозначал удар, но было понятно, что, если он ударит всерьез, никакая стена не устоит. Тенор-саксофон Саараслу то пел протяжные баллады, то пускался в пляс, то начинал просто хулиганить. Рядом порхали по клавишам синтезатора руки Винцкевича, танцующие, как две морские звезды. Вообще-то, Винцкевич за пять минут может «порвать» слушателя на тряпочки разрозненных эмоций – но в этот вечер он был лиричен и спокоен. «Словно прыгаешь с парашютом, только летишь не вниз, а вверх, к солнцу», – так описал впечатление от концерта один из присутствовавших в зале.

Если представить себе сцены, саундтреком к которым была музыка Винцкевича-Саарсалу, то это были бы прогулки. По весенней алее, под солнцем, с желанием пуститься вприпрыжку, по зимнему ночному городу, мимо древней крепости с зубчатыми стенами, под мягким падающим снегом, по осенней глуши, с невнятным щемящим чувством… У каждого хорошего саксофониста есть свое «лицо» – и Саарсалу выбрал себе образ путешественника, гуляющего по миру с неисчерпаемым запасом удивления, доброты и готовности отозваться на звук и на образ.

Не обошлось и без традиционного джазового джема – в завершении концерта к музыкантам Винцкевича присоединились участники воронежской джаз-банды «Континенталь». К гордости воронежцев, местные музыканты легко вошли в игру и не выглядели в ней лишними. Тромбон воронежца Александра Куралесина составил достойную пару саксофону Лембита Саарсалу. Прошлой осенью Куралесин играл с самим Эриком Мариенталем на одном из концертов «Джазовой провинции» – и тоже не оплошал. Воронежский джаз – один из, увы, многих компонентов нашей культуры, остающихся под спудом, недооцененных городом и миром. Но, и «Джазовая провинция», и некоторые другие события позволяют надеяться на лучшее.

– Чтоб вашему клубу стать настоящим очагом джазовой культуры, известным от Парижа до Нью-Йорка, – напоследок пожелал «Винилу» Леонид Винцкевич.

– По-моему, это проклятье, – сказал я стоящему рядом арт-директору клуба, – насколько мне известно, между Парижем и Нью-Йорком ничего нет, кроме бретанской глуши и океана.

– Ты не в ту сторону считаешь, – хмыкнул он, – надо по-другому: через Владивосток.

Вот это и называется позитивным мышлением. И, пожалуй, лучше, чем Винцкевич и Саарсалу, нас ему никто не научит.


Комментарии

Комментирование запрещено.