i Арт-группа "Квадрат"
Про честную музыку, лампочку Ильича и разрушителей границ

Про честную музыку, лампочку Ильича и разрушителей границ

Татьяна Юрина

Май 13, 2010 

Огромный международный фестиваль «Музэнерго» уже три года бодро колесит по России под девизом «Только честная музыка!» В середине марта он самым чудесным образом прошел в Воронеже и явил городу: нью-джазовый и в хорошем смысле слова авангардный квартет из Литвы InSearch, легендарного фольклорного вокалиста Сергея Старостина, певца из Италии Бориса Саволделли, которого в народе быстренько нарекли «итальянским Бобби Макферрином» (сравнение страдает некоторой щедростью, но, по сути где-то верно) и воронежских любимцев – Happy55. Именно Happy55 взвалили на себя тяжкую ношу организации «Музэнерго» в Воронеже, фантастическим образом совместив длительную подготовку, всю административную беготню и музицирование. Фестиваль, как и полагается честному искусству, завершился долгоиграющими овациями, слезами, счастьем, радостными бисами и брудершафтами и оставил надежду, что честную музыку in live мы услышим еще. А некоторое время спустя я встретилась с одним из организаторов, композитором и пианистом Ярославом Борисовым, чтобы обсудить случившееся.

Ярослав, так что же такое честное музыка?
Ох, сложный вопрос. Музыка ведь только отчасти может быть честной. Это же другое измерение, которое невозможно измерять понятиями «честности» или «нечестности». Честным может быть только желание человека, творящего музыку, высказаться на сто процентов. Если он выкладывается весь, доставая самое сокровенное – тогда это честность.

Думаю, со мной многие согласятся, что ключевым моментом местного фестиваля стало выступление Сергея Старостина. В Воронеже его, прямо скажем, заждались… И сидя в зале, я раз десять услышала: «слезы наворачиваются…»
Вот это глубокое искусство, настоящее. Исполняя музыку отчасти – подчеркиваю, отчасти – простую, народную, он задевает глубинные струны, где-то на уровне подсознания находящиеся.

Как ты считаешь, это есть изначально в народной музыке, или привнесено музыкантом?
Народная музыка такова. А Старостин – искренний, настоящий человек. Без налета городской «человечности». Понятно ведь, что у нас сейчас происходит определенная подмена ценностей: и честность у нас немножко другая, и музыкой мы называем зачастую не истинные произведения, а непонятный суррогат какой-то, который несется в уши, создавая ощущение праздника умственно отсталых. Смотришь, как тридцатилетние дяди, люди с огромным словарным запасом и жизненным опытом, несут со сцены сущую ахинею. Я не верю, что взрослый человек чувствует так тупо и примитивно, как подчас выражает это в музыке.

Думаю, любой человек наедине с самим собой способен честно разобраться со своим мироощущением. Но потом вспоминаются «законы жанра, правила и понятия», не тобой придуманные – вот и получается фальшь… Это не только к музыке относится. Страшно заиграться во все это и потерять честность и искреннюю интонацию.
Вот именно. Я считаю, что на фестивале, все, от ноты до ноты, было честно. Вспомни, как воздействовали на аудиторию такие абсолютно непохожие музыканты как Сергей Старостин и Борис Саволделли. В фольклорных песнях, которые исполнял Старостин, нет никакой развлекухи. Борис же на его фоне поначалу выглядел немного легкомысленно, чудаковато и по-шоуменски. Но через пару минут было понятно, насколько музыка его искренна и действительно идет из глубины души. В ней столько радости! И он прекрасный вокалист. И как он это органично, хорошо и со вкусом делал! Все сомнения в честности отпали. В том, что делает Саволделли, нет поверхностности.

Давай следующую часть нашего душевного разговора про честность посвятим молодому литовскому проекту InSeach…
Литовцы умницы! Это тот случай, когда школа не засоряет мозги, а дает необходимую базу. Многие же видят в школе единственно правильный путь. Мне кажется, это губительная позиция, воспринимать конечной истиной мнение педагога – в этом случае трудно научиться включать мозги. Даже если ты просто исполнитель, то не имеешь права слепо верить авторитету. Ты же пропусти это через себя! Тут у старших могут негативные чувства возникнуть: «Почему вы мне не верите?» Да верю я. Но это должно стать и моей верой тоже! Моим эмоциональным и духовным переживанием. Или не стать…
Так вот литовцы. Они молодые, образованные и очень свободные. Чистые умы и души, ищущие и идущие в том направлении, куда, как мне кажется, надо идти. Они полны собственных идей и желания их реализовывать. Ну, там чувствуются джазовые корни, что-то из британского рока. Но это все неважно. Они же в итоге создали свою, ни на кого не похожую музыку.
А что касается привычки классифицировать мир с точки зрения существующих понятий, стилей и направлений, то это плохо. И не только по отношению к музыке. Плохо, когда начинают сравнивать и оценивать по тем терминам, которые застряли в голове. Да нет, люди дорогие! Вы забудьте все, что вы знали! Из джаза ли это сплетено или чего другого, из чьих интонаций и где вы их слышали – забудьте всю эту труху! Представьте, что раньше никакой музыки не было – вот они первые вышли и начали играть. И слушайте чистым сердцем. Мне кажется, это единственная возможность правильного восприятия. И тогда вы поймете, что эта новая музыка, которая не укладывается ни в какие стилистические рамки – она не «ниже качеством» и не «дешевле». Она просто другая.

«Музэнерго», скажем прямо, не представил ни одного музыканта или коллектива, играющих джаз в более-менее привычном понимании. Во всяком случае, его не было в Воронеже. Почему? Возможно, из-за твоего достаточно критического взгляда на традиционную джазовую музыку?
Боп, хардбоп и так далее… Всех бесчисленных музыкантов 60-70-80-х я перестаю различать на пятой минуте прослушивания . Потому что почти вся их музыка имеет под собой одну и ту же гармоническую основу. У нее одни и те же тональные соотношения, тяготения. Одинакова она. Причем раньше, в 30-40-е годы было иначе: музыка, с одной стороны, была «сырее» и тональные соотношения в ней проще, но с другой стороны, в ней присутствовало более яркое движение. Но дальше, когда вся эта простая схема перехода из тональности в тональность, которая называется квинтовым кругом, обросла бесконечной альтерацией, то вместо того, чтобы расшириться гармонически и стать действительно музыкой без границ, она почему-то превратилась в какую-то мутно-серую кашу.
Конечно, это далеко не ко всем джазовым музыкантам относится. Я не беру Телониуса Монка, Джона Колтрейна, и еще десяток других. Эти люди обладали яркой индивидуальностью. Гением музыкальным, язык которого отличается от других, между тем, он понятен и восхитителен. Смотри – стоило появиться группе Weather Report, как она выпрыгнула из этого болота конца 60-х – начала 70-х годов. Благодаря композиторскому таланту Уэйна Шортера и Джо Завинула в первую очередь.

Но там были и другие яркие личности, взять того же Жако Пасториуса…
Ну, Пасториус, на мой взгляд, яркого композиторского таланта не имел. Послушай его сольники. Ну, какой там глобальный замысел, какие там серьезные произведения? Конечно, как басист, он был гениален, спору нет. То, что он делал с бас-гитарой – это фантастика.
Количеством музыкантов, которое породил наш век, мы обязаны тому факту, что музыкальное образование стало доступным. С одной стороны, получили консерватории, с другой – огромное количество людей, которым, может, и музыкой-то не надо было заниматься. А они занимаются. И еще учат.
Раньше если музыкант чувствовал настоящее призвание, он мог начать заниматься ею и в двадцать лет. Но это было с таким огнем внутри! И появлялись такие титаны, как Модест Петрович Мусоргский или Милий Балакирев. Рихард Вагнер – почти неуч. Ага? Как вам такой неуч? Не было у него фундаментального образования в тот момент, когда он осмелился заняться композицией. Он свое что-то видел. Слышал глыбами, пластами! Вот кто и музыкант, вот кто переворачивает мир и музыку! Что периодически и следует делать. И этот процесс постоянно происходит. Периодически какой-нибудь гений эту дамбу и прорывает.

Когда-то ты очень хотел писать музыку для театра. И это случилось – я имею ввиду музыку для спектакля «Страх и нищета третьей империи» по произведениям Брехта. А потом музыка, чуть изменившись, перешла в репертуар Happy55. Ее-то мы и услышали на «Музэнерго». Откуда такая тяга к театру?
Я всегда считал, что музыка должна быть яркой, образной. Недавно смотрел документальный фильм с Александром Сокуровым. Меня этот человек глубоко восхищает и как художник, и как личность. Это кино другого времени. Сокуров правильно называет многих современных режиссеров «мерзавцами», говоря о том, что они используют самые примитивные рычаги воздействия на душу, останавливая тем самым развитие человека именно как существа духовного. Так вот, Сокуров высказал такую мысль, что самые крупные свершения нас ждут в творчестве композиторов. Верно на все сто. Ибо звук – самая необъяснимая и тонкая материя. Самая мощная. Она воздействует не просто на органы чувств или разум, а в самые сокровенные уголки души попадает.
И я тоже стараюсь. Стараюсь, чтобы у меня получалось делать то, что слышу и что задумал. Я очень ленюсь, конечно, но заставляю себя работать. И тот же Сокуров говорит – никогда ни у кого ничего не просите, ни поддержки, ни помощи. Только сами! Все, что сейчас можете выжать из себя – выжимайте. Все, что видите, слышите, чувствуете, надо реализовать. В этом как раз и есть честность.
Как изменится музыка и что это будут за свершения, никто не знает. Нет границ, нет пределов. Правила, стили и жанры нужны тем, кто пытается остановиться, кому сложно идти вперед и тащить на себе груз осознания того, что музыка не имеет границ. Человеку хочется покоя. Но есть и те, кому его не надо… Кому-то хочется прорыва – через работу, через постоянное недовольство собой, в первую очередь, через преодоление всех страхов «а вдруг не получится»… Сиди и занимайся, думай, работай. Если ищешь, то обязательно находишь то, что нужно. Обязательно. В этом даже нет никаких сомнений

Будет ли следующий «Музэнерго» в нашем городе? И зачем тебе, музыканту, понадобилось влезать во все эти организаторские дела?
Необходимо же, чтобы что-то происходило. Воронеж – город сонный, но большой и хороший. Ну, что это такое – одна «Джазовая провинция» на весь год и в городе, где миллион людей живет?
Помнишь, чем начался наш фестиваль? «Организаторы фестиваля выражают благодарность гражданину Бельгии, господину Жобару, гражданину Англии, господину Деларю, гражданину Германии Генриху Гебелю, а также нашему соотечественнику господину Александру Николаевичу Ладыгину. Также мы хотели бы особенно отметить и поблагодарить Георга Симона Ома, гражданина Германии, а также гражданина США Томаса Альву Эдисона за изобретение электрической лампы. Вас приветствует музыкальный аналог лампочки Ильича – фестиваль Музэнерго».
Так вот, «Музэнерго», как та лампочка, позволяет разглядеть музыкальное мировое пространство и услышать то, чего еще здесь и не было. Именно поэтому у него есть шанс стать одним из самых крупных и полезных в культурном отношении фестивалей. Им изначально занимаются люди, которые честны, компетентны и способны на авантюры. Я имею ввиду джазовых журналистов Юрия Льноградского и Татьяну Балакирскую. Многие хорошие начинания пострадали из-за того, что слишком близко к рулю подпустили маркетологов, которые стали «раскручивать бренд» и чихать хотели на музыку. То есть поставили телегу впереди лошади. Так вот, «Музэнерго» – этот тот фестиваль, с которым в ближайшем обозримом будущем этой беды не случится.


Комментарии

Комментирование запрещено.